Интернет-реклама, маркетинг, CPA сети

★ Леонид Румянцев – Эксперт в области интернет-рекламы с 17-ти летним стажем. Среди проектов: Техносила, Nic.ru, UMI.CMS, Trustlink, Aviasales и многие другие. Владелец двух CPA сетей. 
 
В этом видео вы узнаете:
 
★ Как развивалась интернет-реклама в Рунете;
 
★ Секреты арбитражников, кто продает и кто покупает лидов;
 
★ О рисках быстрого роста в бизнеса;
 
★ Кто такие арбитражники и чем они занимаются;
 
★ Как зарабатывать 1 500 000 в месяц.
 
 
Леонид Румянцев
Эксперт:
Леонид Румянцев Эксперт в области интернет-рекламы, владелец 2 CPA сетей
10 336
6
Комментарии к видео с YouTube
Добавить комментарий
николай хапов 2 мая 2016 г., 9:09
Интересно, актуально, круто)
YAGLA - Канал о рекламе, маркетинге и бизнесе 20 сентября 2015 г., 11:56
Интернет-реклама, маркетинг. Леонид Румянцев. https://www.youtube.com/watch?v=sqa7PqFg-5I&list=PLkmfAf4NeC9jIC7xpXpMEVx8ffBMIa-8Y&index=17
Интересные видео
Константин Найчуков, eLama
2 828 просмотров
32 мин
Директор хостинг-провайдера Русоникс
Эксперт: Константин Анисимов
585 просмотров
46 мин
Текстовая версия

Эксперт интернет-рекламы с 17-летним стажем
Александр Алимов – Всем привет! Меня зовут Алимов Александр. Сегодня у нас в гостях Леонид Румянцев. Привет!
 
Румянцев Леонид – Привет!
 
Александр Алимов – Я прямо по бумажке прочитаю, сколько регалий.
 
Румянцев Леонид – Сочувствую.
 
Александр Алимов – Много получилось, да. Это эксперт в области интернет-рекламы с 17-летним стажем. Среди клиентов крупные проекты «Техносила», «НикРу», «UNIC CMS», «Трастлинк», «AviaSales». Там еще целый список, не будем его брать. Экс-топ Сеопульта, делал Сеопульт контекст, правильно, да?
 
Румянцев Леонид – Ну, да.
 
Александр Алимов – Экс-топ сервиса «Руки», СЕОшного. Владелец 2-х CPA сетей. С 2002 года делает рекламные веб-сервисы. Все правильно, да?
 
Румянцев Леонид – Рекламные веб-сервисы.
 
Александр Алимов –Слушай, я знаю, ты недавно стал владельцем еще одной CPA сети, правильно?
 
Румянцев Леонид – Да.
 
Александр Алимов – Давай с этого начнем. Что это за покупка такая.
 
Румянцев Леонид – Это не совсем покупка, мы просто объединились. Эта CPA сеть распределяет лиды на кредиты, в основном. То есть там финансовые организации, там банки и так далее. Мы скупаем с рынка все эти заявки. У нас там есть программное обеспечение, которое мы писали 3 года, и оно в зависимости от разных параметров распределяет эти заявки по этим банкам и микро-финансовым организациям.
 
Соответственно, если тебе не выдали кредит в одном месте, твоя заявка отправляется в следующий, и так, пока тебе не выдадут, пока ты не окажешься…
 
Александр Алимов – То есть вы максимально монетизируете лид, фактически.
 
Румянцев Леонид – Да, да.
 
Александр Алимов – А почему 3 года писали? Сложная система какая-то?
 
Румянцев Леонид – На самом деле много костылей, там хорошая математика. Мы сейчас делаем следующую версию. Нормально накапливали опыт, компетенцию и так далее. Это, на самом деле, одна из самых сложных тем. Там есть кредиты и есть…
 
Александр Алимов – Форекс какой-нибудь.
 
Румянцев Леонид – Да. Форекс ладно, там просто клиентов мало. Окна какие-нибудь. Вот здесь был Агабеков, мы с ним по поводу лидов общались. Я горжусь тем, что у меня колл-центр может в течение 2-3 минут отзваниваться по лидам. А он говорит, что это если на фабрику звонить через мой колл-центр, то это будет полный трэш, потому что они отзваниваются через 9 секунд. Если отзваниваться дольше, то там уже 4 конкурента позвонят.
 
Александр Алимов – То есть они берут, просто прозванивают топ.
 
Румянцев Леонид – Да. Поэтому надо очень аккуратно.
 

Об истории интернет-рекламы в Рунете

 
Александр Алимов – Слушай, давай про тренд поговорим. Тут реклама, фактически ты занимаешься интернет-рекламой 17 лет. Расскажи какую-то такую предысторию, как ты туда попал и как менялись эти тренды. Сначала были одни, условно говоря, СЕО оптимизация, потом пошли какие-то платные каналы. Что сейчас, что дальше в будущем?
 
Румянцев Леонид – Вначале все работали на западные сети. Там были всякие штуки, например, если ставишь у себя тулбар на браузер, и там такой человечек бежит, и там реклама прокручивается, и тебе денежки начисляются.
 
Если ты не обращаешь внимания на этот тулбар, то постепенно он замедляется, и надо опять подвести мышку, чтобы он быстрее побежал. Очень интересная система, и она платила тебе деньги за то, что ты смотришь рекламу.
 
Александр Алимов – Тут такой, по-моему, рекламный серфинг.
 
Румянцев Леонид – Да, да, да. И там было много всяких западных тем, там где-то надо было зарегистрироваться, в основном пирамиды были. И все делали сайты по заработку, то есть делаешь сайт по заработку, где надо везде зарегистрироваться, тебе за это платят деньги.
 
Александр Алимов – То есть такая, черная…
 
Румянцев Леонид – Это было как раз до появления доткомов. Это во времена доткомов перед тем, как лопнул этот пузырь. Туда заливали огромные деньги, соответственно, деньги равномерно распределялись по нам, по мелким веб-мастерам.
Потом пузырь лопнул, следующий тренд был: ходишь по чужим сайтам, у тебя накапливаются баллы, за это ходят по твоим сайтам. Потому что основной источник трафика был Рамблер, и мы накручивали этот счетчик.
 
Самым активным игроком на рынке была система НеоСАП, так называемая. Ее делал Роман Клевцов, который сейчас «РаЭлемент», это одна из крупнейших контор по оптимизации сайтов «Оптимизм».
 
И я делал такие системы на заказ. У меня была команда программистов, я получал заказ, брал половину денег. Вторую половину отдавал программистам, и мы делали эту систему. Это был мой первый нормальный заработок по нормальным деньгам.
 
Александр Алимов – Такие спецпроекты, серьезные спецпроекты, фактически.
 
Румянцев Леонид – Да. Потом я эту студию продал. Потом пошли ссылки. Сначала они пошли в виде тупого обмена ссылок, то есть ставишь у себя на странице файл, там такая линко-помойка, сервис назывался «Линкатор», самый первый. Я участвовал в его создании, я там в саппорте сидел, писал тексты, почему Яндекс не будет банить за эту систему. Эти тексты активно воровались конкурентами прямо с главной страницы, это значит, что тексты я писал хорошо.
 
Потом биржи ссылок.
 
Александр Алимов – Яндекс, все-таки…
 
Румянцев Леонид – Все-таки убил, но мое дело объяснить, что не убьет, в свое время оно хорошо работало. В Ашмановской рассылке, которая была самой главной, на которую все подписывались за деньги, ее рекомендовали.
 
Дальше пошли биржи ссылок. Я участвовал в разработке системы Эксап. Одновременно запустились Сейп и Эксап. У Сейпа были живые деньги, у Эксапа были баллы, поэтому Сейп и победил. Люди любят больше любят живые деньги, чем какие-то баллы.
 
Александр Алимов – Рубли…
 
Румянцев Леонид – Или баксы, да, это обязательно. Что потом было? Потом пошла следующая волна. Я там был еще в нескольких биржах ссылок, они все росли, когда я там был.
 
Александр Алимов – То есть ты их все стартовал, разрабатывал или участвовал как-то, или перезапускал.
 
Румянцев Леонид – Да. Я в основном маркетингом занимаюсь. Я точно знаю, какой продукт нужен клиенту, и я, собственно, продукт там и создаю.
Потом пошли такие агрегаторы, типа «СЕОпульта», «Руки». Я приехал в Тулу, мы там сделали «Руки» буквально за полгода, она вырвалась вперед, мы начали там сильно отжирать деньги, и деньги и рынок у «СЕОпульта».
 
Александр Алимов – СЕОпульт пораньше…
 
Румянцев Леонид – СЕОпульт вычислил и схантил меня. Мне заплатили в 3 раза больше.
 
На старой работе у меня был небольшой конфликт, поэтому я, не задумываясь, пошел. В СЕОпульт мы начали делать вот эти агрегаторы контекстной рекламы. Основная фишка была в том…
 
Александр Алимов – Почему, кстати говоря, СЕОпульт начал переквалифицироваться? Он же там закупка ссылок, СЕО оптимизация. И СЕОпульт ТВ на это и направлен был.
 
Румянцев Леонид – Ты сначала захватываешь рынок, потом, знаешь как масштабировать продукт, начинаешь с каждого клиента зарабатывать больше денег. Мы начали зарабатывать с клиента больше денег, поэтому появилась Трастлинк, своя биржа ссылок, через которую мы закупали, соответственно, мы экономим на комиссии, потому что мы с тех же бирж закупали ссылки, с тех же автоматов.
Появился контекст.
 
Александр Алимов – Sape.ru как относился к этому? Вы же сначала, я помню, СЕОпульт закупал именно Sape.ru. Потом у СЕОпульта были какие-то заявления с разряда, если мы…
 
Румянцев Леонид – Это тяжелые были переговоры, но не я.
 
Александр Алимов – Я помню, там какие-то истории публиковались в интернете. Они были из разряда, если СЕОпульт отключит Sape.ru и начнёт закупать только с Транслинк, условно говоря, то Sape.ru просядет. А, на СЕОпульт ТВ, кстати, было… Нет, не на СЕОпульт ТВ. Владелец Sape.ru давал интервью, что нет, нифига…
 
Румянцев Леонид – Нет, не просядет. Они в свое время просели, когда от них BDBD отключился. В свое время основным покупателем ссылок на Sape был BDBD. Вот это было опасно. А так нет. Нет, Sape слишком большая, чтобы из-за СЕОпульта она проседала.
 
Александр Алимов – А СЕОпульт маленькая была, какая-то, да?
 
Румянцев Леонид – Ну, СЕОпульт, он все равно не 50% закупает и не только там.
 
Александр Алимов – Понял. То есть он как раз все эти фильтры делал и так далее.
 
Румянцев Леонид – Да, да, да. По контексту мы просто взяли, Бегун, помню, в свое время публиковал совершенно шикарный список ниш, которые больше всего вкладывают в контекстную рекламу. Мы просто взяли этот список и сделали преднастройки для каждой.
 
Александр Алимов – Отраслевые решения.
 
Румянцев Леонид – Да, да. К нам пришел в компанию Анар Бабаев, он гений контекста. И он все эти фильтры прописал, что 8 марта у цветочников должно быть больше контекста и так далее. Там, когда включать, когда выключать. Если вы, например, контекстной рекламой занимаетесь, как контора, тогда стоит вообще подглядывать, потому что у Анара большой опыт, у него своя контора была, когда он к нам пришел. 
 
Александр Алимов – То есть на базе чего, кстати, были отраслевые решения? Я почему спрашиваю, потому что сейчас, насколько я знаю, ни у одного автоматизатора контекстной рекламы нет, таких, специфических отраслевых решений, они их стараются вводить в такие, не автонастраиваемые, а настраиваемые вручную фильтры, стратегии и так далее. А СЕОпульт взял, и жахнул, как и в принципе были заложены.
 
Румянцев Леонид – В смысле, в принципе? У них опыт был заложен.
 
Александр Алимов – Нет, чем руководствовались. Вы же продавали…
 
Румянцев Леонид – Мы делаем правильный, грамотный маркетинг. Я, в основном, хорош, как маркетолог. Соответственно, я пришел в СЕОпульт, мы сделали правильный маркетинг и там сделали идеальное решение для клиентов.
Соответственно, для каждых групп клиентов свое идеальное решение. Вот мы для них сделали идеальное решение.
 
Когда надо было перезапустить Кибермаркетинг, мы перезапустили Кибермаркетинг, изменили маркетинговую модель, и Нетология, которая вот так взлетала, она просела на несколько лет, пока Спиридонов инвестиции не нашел. Маркетинг – это же не клики, не…
 
Александр Алимов – Стратегия.
 
Румянцев Леонид – Да, это стратегия.
 
Александр Алимов – Давай сначала вернемся к СЕОпульту, потом про маркетинг, про твой основной бэкграунд. В СЕОпульту, то есть вы взяли, сделали отраслевое решение. Вы взяли фактически списки. И пошли по этим целевым клиентам, и делали свою аргументацию, фактически, вот мы какое делаем решение и поэтому нужно у нас покупать.
 
Румянцев Леонид – Нет, не совсем так. Мы взяли нашу целевую аудиторию. 80% дохода СЕОпульта – это мелкие конторы, где 3-5 товаров. Прямо совсем такой, ИП Чекушкин. Там еще есть оптимизаторы и так далее, но в основном там 2-3 сайта максимум у большинства аккаунтов.
 
Соответственно, это какие-то мелкие конторы, которые занимаются понятным бизнесом, кто-то цветами занимается у себя, кто-то перевозками и так далее. И им нужны конкретные решения под ключ, чтобы им что-то прямо идеальное, нажал на кнопку и получил результат. Мы взяли их потребности, и просто их удовлетворили, и все.
 
Александр Алимов – Я просто думал, сейчас это делает eLama easy, как раз мы начинали с тобой за интервью разговаривать, примерно такое же решение. Они тоже не дают доступа, по-моему, к рекламной кампании. Фактически формируется, забивается туда небольшая анкетка на человеческом языке. Нет там слов из разряда CPA, CTR, ничего нет. На человекопонятном языке разговаривают с тобой, пытаются систему ребята сделать, во главе с Алексеем Довжиковым.
 
Румянцев Леонид – Не стоит делать систему вообще для всех. Это плохая идея, потому что если ты пытаешься быть удобным для всех, ты не удобен ни для кого. Соответственно, если они сделали систему для профессионалов, окей, у тебя система для профессионалов, делай профессиональный инструмент.
 
Как тогда адаптировать ее... Ну, окей, я понимаю, они взяли сейповскую технологию, которая подбирает ключевые слова, надо потестить, я не смотрел. Но на самом деле в России, если посмотреть, там не так много моделей бизнесов, которые окупаются.
 
Если взять интернет, например, что окупается в интернете? Интернет-магазины, если мы говорим в больших масштабах, агрегаторы, реклама, продажа информации, инфобизнес.
 
Александр Алимов – То есть инфобизнес, да?
 
Румянцев Леонид – Да. Других моделей таких нет, остальное локально, как оплата за скачиваемый контент.
 
Александр Алимов – все пытаются реализовывать эти модели.
 
Румянцев Леонид – Да, да. Но в основном рекламные модели живут. То есть как-то они пытаются подтянуть продажу информации, но в основном это рекламная модель. Поэтому в российском бизнесе все то же самое. Есть цветочники, у них высокая наценка, они окупаются, если мы говорим про мелкий бизнес. Есть перевозчики, у них низкие маржи, они окупаются. Есть, что там у нас еще окупается? Рестораны, ну, еле-еле на ладан дышат. Не такой большой набор этих бизнесов, под которые можно сделать готовое решение, зачем это делать вообще для всех.
 

Об арбитраже, покупке и продаже лидов

 
Александр Алимов – Понятно. Слушай, скажи по CPA, вообще сейчас кто покупает лидов и кто этих лидов продает?
 
Румянцев Леонид – Лиды хотят купить все, это понятно, это результат.
 
Александр Алимов – Там всегда вопрос…
 
Румянцев Леонид – И без предоплаты.
 
Александр Алимов – За результат, без предоплаты и качественный «Давайте, я сам буду проверять».
 
Румянцев Леонид – Да, да, да. «Если мне не понравится, я не заплачу».
 
Александр Алимов – Как эти проблемы решаются?
 
Румянцев Леонид – Эти проблемы решаются очень сложно. Например, у нас стоит фильтр в моей CPA сети, мы не берем клиентов, у которых оборот не может быть меньше миллиона рублей. Если он меньше миллиона рублей, за лиды нам не заплатит, ну, в принципе, по обороту, то, как правило, контора очень мелкая, процессы не отточены, они вообще ничего не могут сделать. Да и затраты на их обслуживание будет больше.
 
Александр Алимов – Возможно, не будет каких-то колл-центров, которые…
 
Румянцев Леонид – Колл-центров нет ни у кого, фактически. Колл-центр – это прямо боль всех арбитражников, потому что там можно поставить внешний колл-центр, но квалификация внешнего колл-центра, она заведомо хуже, чем квалификация колл-центра, который в компании.
 
При этом люди, которые сидят в компании, они, как правило, не готовы к приходу таких лидов CPA, потому что к чему они готовы? К ним приходят люди по сарафанному радио, в основном, они уже знают, что хотят, им не надо ничего продавать. Им оформил заявку…
 
Александр Алимов – Скрипты отточенные годами…
 
Румянцев Леонид – Можно послать его нахер, он через 2 дня перезвонит и все равно купит, потому что покупать все равно не у кого. CPA – это холодный трафик. Человек вообще ничего не знал о тебе, он к тебе пришел и тебе надо ему продать. И, как правило, продажники в колл-центре к этому вообще не готовы. Начинается саботаж, они не перезванивают. Приводишь 60 клиентов на автомобили, они по неделям им не перезванивают. Я ничего не знаю, они им завтра перезвонят.
 
И там начинается саботаж, они ненавидят клиентов. Если своим клиентам они улыбаются в трубку, с другими они разговаривают с раздражением, и с этим постоянно приходится работать. Тяжелая история.
 
Александр Алимов – Слушай, а как в системе работаете, на уровне самого клиента вашего?
 
Румянцев Леонид – По-разному, надо подстраиваться. Где-то тупо надо на колл-центр поставить, где-то надо эту тему исключить, это вообще идеальный вариант, когда ты исключаешь, но конверсия сильно падает. Если ты ставишь оплату на сайте, это не везде возможно, и если возможно, то сильно падает.
 
Александр Алимов – Кто продает? Теперь есть понимание, более-менее, кто покупает. То есть покупают крупные компании, которые готовы заплатить, условно говоря, миллион.
 
Румянцев Леонид – Миллион – это не то, насколько ты… Это столько, сколько ты можешь обработать. Мы не спрашиваем, у нас есть анкета, она заполняется где-то час. Такая, длинная-длинная анкета, мы по бизнес-процессу ее разбили. Мы не спрашиваем, сколько лидов ты можешь переварить, потому что они все говорят одно и то же: «Налейте сколько угодно, мы все переварим!» Это полная херня, наливаешь им за час 200 заявок, и они ложатся на месяцы, все понятно.
 
Поэтому мы считаем, у нас там есть всякие косвенные показатели: количество операторов, сколько оператор тратит на конкретного клиента, запасы на складе, как быстро они пополняют с Китая свои запасы и так далее.
 
Александр Алимов – Все высчитывается, условно говоря.
 
Румянцев Леонид – Да. Мы это по формуле высчитываем. Мы смотрим, сколько они за лид могут нам платить. Конечно, после того, как они говорят, сколько они за лид нам могут платить, мы объясним, что они должны больше нам за лид платить, это естественный процесс, нам же еще арбитражников надо кормить. И мы просто высчитываем, если миллион получается, то окей. Если миллион не получается, ну, скорее всего бизнес не проживет больше 2-х месяцев.
 
Мы периодически смотрим на те анкеты, которые заполнялись, которые не прошли у нас на эти бизнесы, через 2 месяца сайта нет.
 
Александр Алимов – Сайт заблокирован, хостинг не оплачен.
 
Румянцев Леонид – Ты знаешь как, у LPgenerator есть такая тема, мне Макс Плосконосов рассказывал. Они очень четко отслеживают участников Бизнес Молодости. Участники Бизнес Молодости, они, как правило, регистрируются в одну неделю, и их лэндинги живут ровно 2 месяца, пока идет обучение. Обучение закончилось, бизнес тоже, можно не продлевать. От Бизнес Молодости клиентов не много, но у них такие, локальные всплески в районе 5% идут.
 
Александр Алимов – Мы тоже на эту тему разговаривали, да. Много регистрации, много отвалов, они же там учат тестировать разные бизнес-модели, возможно, выживаемость, как везде, как и в Сколково.
 
Румянцев Леонид – В Сколково больше. В Сколково, во-первых, не всех берут. Там уже готовые бизнесы, и там 500 000 надо заплатить за обучение.
 
Александр Алимов – У них тоже есть, у ребят тоже есть «Миллион за сто» и так далее.
 
Румянцев Леонид – Там 250, и она абсолютно отвратительная.
 
Александр Алимов – Не знаю…
 
Румянцев Леонид – Подожди, мне их основная программа нравится. А вот которая «Миллион за сто», если хочешь лишиться бизнеса, иди на нее, потому что они там столько тараканов в голову запихивают. Был парень с… Что, нас запикают? Давай сделаем скандал. Давай скандал!
 
Александр Алимов – Скандал. Интриги, расследования.
 
Румянцев Леонид – Мне рассказывали историю, парень пришел на «Миллион за сто», у него был хостел, хороший хостел. Ему сказали: «Открой франшизы, потому что надо развиваться через франшизу». 
И нормальный хостел был, даже 2 в Москве. Сказали: «Открой по франшизе». Он взял по регионам, открыл по франшизе эти хостелы. Естественно, кроме Москвы хостелы вообще никому не нужны, максимум в Питере. Обанкротился. Мало того, что те закрыл, еще и закрыл те, которые у него были. Хорошо сходил, ничего не скажешь.
 
Если у тебя в руке молоток, это значит, что все проблемы гвозди – это абсолютно неправильный подход. Никто не спрашивал, что за клиенты, чего они хотят, какая модель туда подходит, как надо тестировать?
 
Александр Алимов – Нет, ну нельзя же просто наобум с базукой бежать по автостраде.
 

О рисках быстрого роста бизнеса

 
Румянцев Леонид – Почему, ты же хочешь кратный рост. А ни одна система не выдерживает кратный рост. Сейчас нам надо вырасти, CPA сеть, которая распределяет, нам надо вырасти в 10 раз. Но я вижу, что та инфраструктура, которая у нас построена, она 10-кратный рост вообще не выдержит. То есть мы максимум еще 300 тыся лидов сделать через эту систему, дальше она просто накроется.
 
Александр Алимов – Это самый интересный такой нюанс. Мы как раз с Максом Плосконосовым на эту же тему разговаривали. Он говорит: «Быстрый, очень быстрый рост бывает еще опаснее, чем недопродажи. Потому что ты схлопнешься быстрее, завалишься, начнутся жесткий отвал, репутационные риски и так далее».
 
Румянцев Леонид – Да, большинство бизнесов, они не из-за отсутствия клиентов валятся, а из-за того, что они их не переваривают. Проблема с пищеварением, они не могут это обработать.
 
Александр Алимов – А можешь еще что-то плохое рассказать?
 
Румянцев Леонид – Про Бизнес Молодость? Все очень правильно. Бизнес Молодость начальный уровень хорошо, второй – плохой продукт, просто плохой. Елама, в принципе, продукт хороший, то, что они кастомизируются под конкретного клиента, мне кажется, ошибка. Кого мы еще обсуждали?
 
Александр Алимов – Подожди, как не кастомизируется, кастомизируется, они говорят. У них появляется…
 
Румянцев Леонид – У них нет готовых решений.
 
Александр Алимов – А, готовых решений нет, да.
 
Румянцев Леонид – Это и есть кастомизация, на самом деле. Робот, он не может определить, в какой момент тебе надо повышать ставки, в какие понижать.
 
Александр Алимов – Они как делают? У них есть крупные клиенты, они под них подпиливают некие решения, вот такая история.
 
Румянцев Леонид – Очень правильно.
 
Александр Алимов – На самом деле я послушал, практически сейчас все так и делают, условно говоря. Вот, есть продукт, есть решение для всех. Приходит крупняк, говорит: «Ага, нам надо вот это, вот это, вот это. Мы вам подпилим». Просто расширяют настройки и продают, как спецпроект, условно говоря.
 
Румянцев Леонид – Если идти по правильной маркетинговой модели, я обожаю Джеффа Мура. У него есть книжка «Преодоление пропасти». Если по ней запускать все стартапы, то там есть несколько этапов. Это просто один из этапов, взять несколько клевых, крутых клиентов, за счет которых ты допиливаешь продукт. То есть они тебе платят, они готовы мириться, что у тебя что-то падает, что-то криво работает. Ты под них подпиливаешь и за их счет делаешь решение. Как-то все перевернуто.
 
Александр Алимов – Прикольно. Слушай, давай еще про кратный рост поговорим. Как выявить свои слабые точки? С чего ты начинаешь? Ты видишь команду, видишь продукт, условно говоря, видишь их какой-то бизнес. Ты понимаешь: «Чуваки, вам надо здесь подправить, тут подправить, тут подправить. Вот тогда кратный рост возможен, и он вас не убьет».
 
Румянцев Леонид – Нет, ну, смотри. Во-первых, расти, в принципе, можно в 2 раза за какой-то период. Кратный рост – в теории это хорошо, я могу про это хорошо рассказать, красиво, как и все остальные, но это неправда. Правда – это то, что можешь увеличиться в 2 раза за какой-то период. Другое дело, что этот период может быть месяц, но все равно какой-то период, в 10 раз не увеличишься, потому что у тебя все махом одной руки пропадет. Ты можешь увеличиться в 2 раза.
 
Соответственно, мы берем просто циферку, мы вчера обсуждали, мы зарабатываем некую сумму денег, мы хотим ее увеличить в 2 раза. Дальше начинаем искать эти точки роста. Если мы трафик увеличим, насколько денег будет больше, если здесь конверсия, насколько денег. Смотрим на эти точки роста, а дальше мы смотрим, выдержит ли у нас инфраструктура.
 
Александр Алимов – Будут ли тупо трубку поднимать.
 
Румянцев Леонид – Да, будут ли трубку поднимать, выдержат ли сервера, не будут ли потери на уровне скриптов, потому что там скрипты могут быть написаны как угодно, но в основном, когда они пишутся первый раз, они пишутся так, что там 2% лидов просто теряется, просто потому, что там утечка.
А для того, чтобы написать нормальную систему…
 
Александр Алимов – Личка лидов.
 
Румянцев Леонид – Да, личка лидов. Да, чтобы написать нормальную систему, там надо время потратить дополнительное месяц или сколько там. Поэтому сначала пишется сырая версия, потом она переписывается. Любой сервис пишется 2 раза, это нормальная история. Поэтому сначала делается все грубо, там на 80%, мы смотрим, есть ли ограничения, и только тогда начинаем с ними работать конкретно, соломку подстилать.
В большинстве случаев можно просто людей просто увеличить.
 
Александр Алимов – Вот это, наверное, и самая основная история как раз: сделай все грубо, сделай MVP чтобы работало, а не вылизывай продукт, потому что ты не знаешь как его воспринимает аудитория, готовы ли за него платить и так далее.
 
Румянцев Леонид – Да, да, да.
 
Александр Алимов – Потом будешь оптимизировать.
 
Румянцев Леонид – Лучше сделать говно, лучше готовое говно, чем идеология.
 
Александр Алимов – Я примерно так и говорю: «Нет, нет, чуваки, мы будем это оптимизировать, когда у нас будут такие нагрузки. Потому что чтобы оптимизировать, эти нагрузки должны случиться, условно говоря.
 
Румянцев Леонид – Оптимизировать надо на больших масштабах. Мы эту систему периодически оптимизируем на 130 тыс. лидов соответственно.
 
Александр Алимов – Сколько?
 
Румянцев Леонид – 130 000 лидов в месяц мы обрабатываем, по кредитам. Мы на прошлой неделе потратили 4 часа работы программиста и увеличили доход на 200 000 в месяц.
 
Александр Алимов – Рублей, да?
 
Румянцев Леонид – Да. Просто чуть-чуть подкрутил, и хорошо.
 
Александр Алимов – Это мы с Красинским примерно на ту же тему общались. Он говорит: «Вот есть страничка оплаты, до которой все доходят, доходят, и тут теряются. 0.5% к пункту, это полтысячи лидов или полмиллиона долларов, в пересчете на 3 месяца. Может, стоит инвестировать в проектирование этой странички, ребята?!»
 
Румянцев Леонид – Это да.
 

Кто такие арбитражники и чем они занимаются

 
Александр Алимов – Слушай, про тех, кто покупает, условно, поговорили, кто такие лиды. А кто продает? Все мечтают, чтобы им просто гнали трафик. Или мне так кажется, чтобы все генерили заявки, регистрации и…
 
Румянцев Леонид – Зарабатывать на этом.
 
Александр Алимов – Да, да.
 
Румянцев Леонид – Ну, короче, все делятся на несколько категорий. Есть известные, популярные и у всех на виду топовые арбитражники, которые ведут свои блоги пафоса в Вконтакте.
 
Александр Алимов – Слово «арбитражник» так таинственно звучит, как посвященный джедай.
 
Румянцев Леонид – А ты просто рекламу закупаешь.
 
Александр Алимов – Да. А ты просто директолог.
 
Румянцев Леонид – Да, сидишь в эксельке и считаешь конверсию. Есть топовые. Они как бы топовые, но, на самом деле, с ними работать не очень, поскольку они топовые, и их со всех сторон дрючат, и подключение топового арбитражника к какому-то офферу, на это иногда уходит 2 месяца, причем, даже в Москве. Нормально для Питера, когда ты 2 месяца что-то делаешь.
 
Александр Алимов – То есть Питер все медленнее.
 
Румянцев Леонид – Да, Питер, он очень вдумчивый такой «Давай запустим бизнес!» «Хорошо, давай на той неделе встретимся и договоримся, как мы это будем делать». В Москве по-другому: «Давай запустим бизнес!» «Окей!» На следующий день лэндинг сделали, запустили рекламу, все, вперед.
 
Александр Алимов – Еще ни о чем не договорились, надо еще посмотреть.
 
Румянцев Леонид – Да, у Питера совсем другая фишка. Вот эти топовые, они в основном в Москве все. Есть, которые и по регионам раскиданы. Там подключение одного топового к офферу занимает много времени, и они не всех берут, потому что у них рук не хватит. Там какой-то CPA King, он сидит на своих офферах, и уже давно с CPA площадками не работает. Ну, так, изредка, по старой памяти.
 
Александр Алимов – То есть он пошел по прямым рекламодателям.
 
Румянцев Леонид – Да. Есть сибирский, тоже топовый арбитражник. У него команда. По этой команде распределяет заявки, соответственно, дает им бюджет и следит, чтобы они их коучили и так далее. Там хорошая контора. Там есть другие топовые арбитражники, которые в тени, у них там все по-разному. 
 
Александр Алимов – То есть у вас отображаются как анонимы, что ли?
 
Румянцев Леонид – Они не публичные. Я могу их даже назвать, но как бы это такое… Если я скажу Середович…
 
Александр Алимов – Кроме Середовича никто не знает.
 
Румянцев Леонид – Кроме какой-то маленькой группы вообще никто не поймет, что это вообще такое, кто это такой. А это один из самых крутых арбитражников. Но его никто не знает, никто не видел.
 
Александр Алимов – Джедаи в курсе.
 
Румянцев Леонид – Да, джедаи в курсе. Второй крупный источник трафика очень хороший – это юридические лица, это конторы прямо по оптимизации, CPA агентства. Есть как средние агентства, где-то 20 арбитражников, есть крупные. В Питере есть контора, в которой 450 арбитражников, которые закупают 70% мобильного трафика Мейл Ру. Это прям здание арбитражников. Они сидят и закупают постоянно.
 
Александр Алимов – Я всегда представляю себе…
 
Румянцев Леонид – Завод.
 
Александр Алимов – Знаешь, есть сервис, который распознает капчи. Я всегда представляю, как у них в трудовой книжке написано «Распознаватель капч», и там целый небоскреб сидит распознавателей. А у арбитражников так же, я так понимаю.
 
Румянцев Леонид – У них больше офис Гугла, потому что там очень много мозговой деятельности. Прямо вот так вот какая-то блондинка или еще какие-нибудь сервисы, там нельзя поставить ангар, посадить туда людей, чтобы они фигачили.
 
Это такие агентства. Я сейчас в Питере новый офис открываю, там тоже такое агентство буду делать. Там просто будут сидеть таргетологи, директологи. Они по схеме будут… Я туда денег закину, они там это все, тестируем эти гипотезы, смотрим, какие связки работают, и они там работают. Это очень хорошая тема, они дают очень много лидов, это вообще основной поток лидов.
 
Александр Алимов – Слушай, а что за профессия получается арбитражник? Это же не тупо человек, который закупает рекламу? Его задача конвертнуть ее, правильно?
 
Румянцев Леонид – Придумать такую рекламу, чтобы она хорошо конвертировалась. Либо собрать целевую базу, либо правильно нарисовать, придумать тизер, либо еще что-то такое. В общем, либо найти новый источник.
 
У меня в свое время на кредиты вообще потрясающий источник, надо протестировать его, я про него забыл. У него была внутренняя контекстная реклама на Мамбе, такая, тизерная. И оттуда совершенно шикарно шли кредитки Тинькова. Мы там запускали рекламу, она шла потрясающе. Она у меня проработала 2 месяца. Я на этом прямо так хорошо поднялся. Потом они ее вырубили, переделали весь веб-сервис, и я прямо в трауре 2 недели ходил, потому что жизнь закончилась. Я нашел тему, в которую вообще никто не вкладывал.
 
Многие артибтражники находят какие-то рекламные площадки, через которые они работают, которыми никто не пользуются. В основном идет связка, какой-нибудь арбитражник, он берет какую-то специализацию, он, например, берет игры и какой-нибудь источник трафика. И он там совершенствуется, доходит до максимума. У него там максимальные скидки, максимальные условия оффера, и он там зарабатывает нормальные деньги.
 
Александр Алимов – Нормально, это сколько по вашим меркам сейчас? Чтобы такая, затравка…
 
Румянцев Леонид – Нормально?
 
Александр Алимов – Да.
 
Румянцев Леонид – Там от миллиона, это нормально?
 
Александр Алимов – В месяц.
 
Румянцев Леонид – Да, в месяц.
 
Александр Алимов – Чистыми.
 
Румянцев Леонид – Это нормально, это… У каждого своя группа нормы. Я видел людей, которые 500 тыс. зарабатывают, и прямо: «Я дошел до 500 000. Я крутой арбитражник!»
 
Александр Алимов – И такой Середович сидит…
 
Румянцев Леонид – Мы слишком много про него говорим, он обидится. Может, вообще не надо было его упоминать.
 
Александр Алимов – Я такой не публичный.
 
Румянцев Леонид – Да, да.
 
Александр Алимов – Придется завести блог, новую такую планку поставить. Если это видео наберет несколько тысяч просмотров, Середович заведет блог. Тогда мы расскажем, кто это, покажем вам его, пригласим сюда.
 
Слушай, расскажи несколько каких-нибудь кейсов такого, либо кратного роста, либо такого, хорошего роста, когда ты приходил, что вы делали, в какой компании.
 
Румянцев Леонид – Можно посмотреть на компанию «Руки», которая запустила сервис…
 
Александр Алимов – NDA – это соглашение о неразглашении, поясню, тут не для всех.
 
Румянцев Леонид – Сервис был, который назывался «Реактор», тоже такая CPA биржа. Интерфейс у нее рисовал генеральный директор, поэтому все боялись их изменять, но они были совсем не удобными. Я туда пришел, и мы за полгода этот сервис запустили так, что он стал очень хороший.
Вот, блин, я ни одной цифры не хочу называть, не могу. Мы вполне успешно стартовали Трастлинк, мы вполне успешно стартовали СЕОпульт Контекст, хотя я думаю, что изначально идея была сделать его на отдельном домене, для этого покупался домен «Клик ру». Мне кажется, что ошибка, но владельцам компании виднее.
 
Собственно, все компании, в которые я приходил, там был рост, и поэтому меня и перекупали из одной компании в другую.
Были компании, которые росли без меня, например, есть AviaSales, единственно, что там я сделал, на старте, когда они превращались из блога, в свое время блог был.
 
Александр Алимов – Да, да, я помню. Я смотрел какую-то интервьюшку.
 
Румянцев Леонид – Когда они превращались в сервис, я там рисовал первый интерфейс. Эти интерфейсы 4 раза после меня поменялись. То, что она так выстрелила, это вообще никак не связано со мной. Есть компании, которые… Нет, компании, которые умирали, когда я приходил, я таких не помню.
 
Александр Алимов – Только есть после.
 
Румянцев Леонид – Я хотел для контраста показать такую компанию. Есть компания, которая останавливалась в росте, когда я уходил, я такую знаю, а, как бы…
 
Александр Алимов – Понятно. Слушай, как лучше работать, командой или арбитражником, если про арбитражника говорить? Либо это какие-то все-таки отдельные личности?
 
Румянцев Леонид – Сначала одному, потом командой. Лично я всегда работаю командой, потому что я точно знаю, какие стратегии лучше выстрелят, как подобрать целевую аудиторию, но сидеть в каком-нибудь Key Collector и разбирать эти ключевые слова, ну, блин, это не работа человека на моей позиции, так скажем, аккуратно. Это какой-то трэш. 
 
Ты можешь с этого начинать, но если ты через 2 года после того, как ты в эту тему начал лезть, ты до сих пор сидишь в Key Collector – у тебя что-то не так с головой, и тебе эту голову надо чистить, ходить на тренинги, расширять сознание, чтобы думать чуть-чуть побольше, чуть-чуть получше, потому что все ограничения, они же в голове.
 
И в основном, когда приходишь в компанию, почему она растет, потому что больше работаешь с головами собственников, чем с интерфейсами. 
 
В общем, лучше командами, и распределять там роли. Некоторые вещи заказывать. Есть паблики, в которых хорошо рисуют тизеры, по 20 рублей за тизер, это намного лучше, чем ты будешь сам. Заплатил 2 000 рублей, получил 60 тизеров и вперед.
 
Александр Алимов – Слушай, про динамический контент расскажи. Я знаю, что ты делал, в том числе, адаптивные лэндинги для пенсионных фондов. Хотелось бы пару кейсов от тебя услышать.
 
Румянцев Леонид – Это была та тема, когда надо было быстро-быстро переводить свои пенсионные средства куда-то там не в государственные пенсионные фонды. Мы там договорились с 3-мя пенсионными фондами, эксклюзив.
 
Начали это делать. Сделали под них адаптивные лэндинги. Очень классная тема, когда в UTM-метке передается возраст, средняя зарплата примерно для этой аудитории, регион. Соответственно, мы из этого собирали лэндинги. То есть сразу на калькуляторе считали, сколько у тебя будет пенсия. Текст адаптировался, обращались либо к женщине, либо к девушке, либо к парню, либо к мужчине.
 
Там картинки менялись, чтобы человек свою аудиторию узнавал, очень хорошо работало. И, в принципе, Ягла – интересная тема. На самом деле, топовые арбитражники так и работают, так что…
 
На контекстной рекламе арбитражники зарабатывают за счет тупых маркетологов конечных рекламодателей. За счет их неквалифицированности и так далее. Потому что мы просто берем длинную эту цепочку запросов и покупаем одноцентовый трафик, все подстраиваем. Большинство не подстраивает лэндинги, но, в принципе, эта тема, она интересная.
 
Может быть, арбитражники будут вами пользоваться для своих прокладок, это тоже вариант. Но те, кто работает в контекстной рекламе, они работают именно по этой схеме. Там идет огромный пул запросов. Под эти запросы как-то адаптируется лэндинг, и мы там повышаем конверсию, мы зарабатываем там столько, сколько, в принципе, не могут заработать рекламодатели, потому что у них сидит тупой маркетолог, у которого 10 запросов.
 
Александр Алимов – 10 запросов. Это я почитываю Фейсбук Кости Живенкова, который в Таиланде живет долгое время, такой, хороший специалист по контекстной рекламе.
 
Румянцев Леонид – Говорят да.
 
Александр Алимов – И последние его истории «Вот мы настроили кампанию на 1.5 миллиона запросов. Вот мы настроили кампанию на 3.5 миллиона запросов».
 
Румянцев Леонид – Я что-то такого не видел. Может… То есть, это 150 тыс. и 350 тыс., получается.
 
Александр Алимов – 150 тыс. и 350 тыс. чего?
 
Румянцев Леонид – Запросов.
 
Александр Алимов – Нет, нет.
 
Румянцев Леонид – По факту.
 
Александр Алимов – Не знаю. Фактически не знаю.
 
Румянцев Леонид – 1.5 миллиона запросов есть только у одной компании – это Ivi.
 
Александр Алимов – Я думал какой-нибудь AviaSales.
 
Румянцев Леонид – Нет, они же чистят…
 
Александр Алимов – Он как раз и рассказывал про темы покупки билетов, тема отелей, вот такие вот темы. То есть тема отелей, она такая, интересная. Путешествие как рекламируется? Втупую: рекламируются туры в Турцию. Не втупую: собрать все отели Турции, собрать все пляжи Турции. Чувак ищет пляжи Турции, и предлагать им эти билеты и путевки. И вот они там кучу этих запросов и собирают.
 
Румянцев Леонид – Можно поискать. Но если он собирал для отелей, то вот я сейчас наберу запрос какой-нибудь «МГУ», и если там не будет каких-нибудь отелей рядом с МГУ, то это вряд ли.
 
Александр Алимов – О, тоже классная идея, фичу рассказал.
 
Румянцев Леонид – Да. Для абитуриентов, потому что они же приходят. Я знаю, полтора миллиона запросов есть у Ivi. Мы сейчас собираемся запускать курс по Ruby on Rails вместе с ЦЕХом. Я смотрел, какие там запросы у школы программирования, у них 700 тыс. запросов. Но у них 700 000 запросов, это в формате «Asus такой-то…». То есть, если человек ищет конкретную модель Asus, значит, он склонен к программированию.
 
Александр Алимов – Я понял. Это когда мы со Славой Семенчуком общались, я его видел, мы тоже снимали с ним интервью. Он говорит: «Надо свою целевую аудиторию знать настолько хорошо, чтобы ловить ее в момент боли по цене визитки, условно говоря, и не платить за это дорого».
 
Румянцев Леонид – Я знаю, что на кредиты у некоторых людей по 20 миллионов запросов всяких разных, типа «купить телефон в кредит». Но 3,5 миллиона...
 
Александр Алимов – Ты, как эксперт, усомнился.
 
Румянцев Леонид – Да.
 
Александр Алимов – Баттл)
 
Румянцев Леонид – Он может прилететь сюда, если действительно что-то не так.
 

О дауншифтинге в коммуналке или как зарабатывать 1 500 000 в месяц

 
Александр Алимов – Слушай, ты долгое время жил в Таиланде, почему ты улетел?
 
Румянцев Леонид – Потому что все деньги здесь. 
 
Александр Алимов – Нет, почему улетел, а потом почему вернулся?
 
Румянцев Леонид – Почему улетел? Я ушел из СЕОпульта, развелся, у меня кризис среднего возраста. Я решил, что я больше не буду пахать, потому что я пахал по 14 часов в сутки, поэтому Топ-менеджером и стал в 25 лет.
 
Я решил, что буду дауншифтить, дауншифтил я неправильно в питерской коммуналке. У меня был доход 40 000, его хватало на все, вообще на все, вообще можно не работать.
 
Александр Алимов – Слушай, коммуналка была.
 
Румянцев Леонид – Это было самое дорогое, на что я тратил. Можно было в ресторан каждый день ходить и так далее.
 
Потом я так полгода потусовался, подумал, что это какая-то хрень. Дауншифтинг как-то не дауншифтинг, и решил, что а почему бы не заработать много денег?
 
Александр Алимов – Такая, неплохая идея в голову пришла.
 
Румянцев Леонид – Начал зарабатывать много денег, понял, что основная фишка в заработке – это постоянно выходить из зоны комфорта. Сначала прилетел в Москву. В Москве были морозы -33. Я платил 45 тыс. рублей в месяц за квартиру, которая находилась в Балашихе. То есть там собаки бегают, мороз и солнце.
 
Александр Алимов – Главное, чтобы куры не паслись.
 
Румянцев Леонид – Мебель не везде есть. До Москвы ехать 40 минут, до Щелковского метро…
 
Александр Алимов – Сейчас люди в Балашихе переглянулись.
 
Румянцев Леонид – Открываю прогноз погоды и смотрю, вот здесь -33, в Бангкоке +30, отель в Бангкоке на месяц с питанием, с обслуживанием тоже 45 стоит. Я смотрю, тут 45 000 и -30, там 45 000 и +30. Собственно, через 2 дня мы были в Бангкоке с подругой.
 
Я ни разу не был за границей вообще. Непонятные слова. Английский знаю так себе. Вообще, я полетел на зиму, но как-то остался, потому что я искренне искал причину вернуться в Россию – я такой патриот, лучший участник Селигера, с правительством работал. Я крутой нормальный патриот, но я не видел ни одной причины вернуться в Россию, искренне. Поэтому я там застрял на 3 года.
 
Потом периодически сюда прилетали по разным делам на 1-2 месяца и улетали. Объездил всю Азию.
 
Александр Алимов – То есть там Камбоджа, Вьетнам…
 
Румянцев Леонид – Да, да, вообще вся Азия, Китай. В Индии только не был и не хочу.
 
А потом я дошел до определенного уровня и понял, что хорошо: миллион в месяц ты зарабатываешь, ну, полтора. А больше сразу возникает проблема, потому что…
 
Александр Алимов – Проблема в основном с командой.
 
Румянцев Леонид – Даже не с командой, чтобы зарабатывать чересчур много денег, надо общаться с людьми, которые принимают решения, с которыми ты можешь их заработать. А они все в Москве. Вот я и вернулся в Москву. Я, правда, сначала в Питере сел, там в Зоне действия. Там тоже такой оупен спейс коворкинг, и там есть всего 2 офиса. Один «Цукерберг позвонит», а другой у меня был.
 
Мы там посидели, там никого нет, ну, вот приехали сюда. Сели в лучшем коворкинге Москвы.
 
Александр Алимов – Лучший коворкинг Москвы ЦЕХ.
 
Румянцев Леонид – Да, ЦЕХ.
 
Александр Алимов – Где мы и снимаем.
 
Румянцев Леонид – Да, да, да.
 
Александр Алимов – Слушай, наверное, будем финалить. С высоты своего опыта и прошлых лет расскажи какие-то яркие факапы нашим зрителям, чтобы вот эти штуки точно не надо допускать, вот такие ошибки точно не надо делать, ошибки, которые ты сейчас уже не стал бы делать.
 
Румянцев Леонид – Я могу рассказать про яркие факапы в создании веб-сервисов, не знаю насчет рекламы…
 
Александр Алимов – Можешь веб-сервисы, можешь свои по жизни.
 
Румянцев Леонид – Я больше про продукты. Если вы делаете какой-то продукт, то у вас программист должен сидеть рядом с вами, потому что никакие удаленщики, фрилансеры не решат. Фрилансер, он пропадает. Команда фрилансеров друг с другом пытаются как-то сконнектиться. Это просто много времени на то, чтобы они написали 2 куска кода, им надо их соединить, и тут начинается трэш, они тратят в 3 раза больше времени.
 
Аутсорсинговые компании, они осваивают бюджет и уходят. По ТЗ все сделано, но ничего не работает. Им невыгодно сделать продукт, который работает, если сделать продукт, который будет работать, то не будет следующего заказа. Надо чтобы всегда чуть-чуть…
 
Александр Алимов – LTV короткий.
 
Румянцев Леонид – Да, да. Надо всегда чтобы чуть-чуть не работало. Поэтому кодеры должны быть только свои.
Когда инвесторы приходят и покупают те или иные стартапы, кажется, что они смотрят в основном на рост, на экономику и так далее. Но, на самом деле, их аудиторы смотрят совершенно на другие вещи, которые надо закладывать изначально. Они смотрят, нет ли там скелетов в шкафу. То есть, партнер, который был, потом, которого выкинули. Или где-то что-то… В общем, они ищут скелеты в шкафу, и очень много сделок не происходит, потому что эти скелеты в шкафу находят.
 
Александр Алимов – Находятся.
 
Румянцев Леонид – Да. Ты не подписал NDA с разработчиками, то есть права на разработку принадлежат им, а не тебе. Неправильно оформлена компания. Ты или купил старую компанию, чтобы у тебя было полегче с регистрацией…
 
Александр Алимов – Которая была строительной.
 
Румянцев Леонид – Да. А там какой-то учредитель у тебя может все отнять. Нельзя такого допускать.
 
Плюс очень аккуратно надо относиться к тому, кого ты пускаешь в долю. Это тоже очень распространенный факап для стартапов и для всего, потому что иногда пускают в долю линейный персонал. Нет денег на зарплату, давай его возьмем в долю.
 
Александр Алимов – Уменьшим ЗП и возьмем в долю.
 
Румянцев Леонид – Это полная хрень, потому что…
 
Александр Алимов – Есть же такая штука, как опционы.
 
Румянцев Леонид – Я не верю в опционы, если честно.
 
Александр Алимов – А мы верим.
 
Румянцев Леонид – Я в Деда Мороза не верю.
 
Александр Алимов – Это не значит, что мы верим, так что да.
 
Румянцев Леонид – Бывают люди, которые пришли просто в твою компанию ненадолго, или партнеры, которые пришли ненадолго, вот с ними лучше не работать. Это же, как со свадьбой, не надо жениться на всех подряд. В принципе, можно, но тогда сразу брачный контракт заключай и сразу договаривайся, как уйти можно.
 
Бывает, что принимаешь неправильные решения. У меня был один стартап, в котором я участвовал на долях. Там был инвестор. Я должен был заниматься просто продуктом, инвестор просто давать деньги. Когда инвестор начал напрямую давать программистам задания поверх меня, я понял, что оттуда надо быстро сваливать, продал ту долю. По-моему, стартап сразу загнулся, практически, но я очень хорошо отбился. Я окупился, но надо, чтобы эта иерархия соблюдалась.
 
Александр Алимов – Не зря же есть наклейки «Каждому СЕО по СТО», условно говоря.
 
Румянцев Леонид – Ну, да, да. И берегите команду. Команда – это самое главное.
 
Александр Алимов – Спасибо большое Леня за твой искренний рассказ. Я не знаю, какую-нибудь затравочку дать из разряда «Если мы наберем 500 лайков, Леня признается в существовании Деда Мороза».
 
Румянцев Леонид –  Если запись наберет 500 лайков, то я сделаю отдельную запись, что я верю в Деда Мороза.
 
Александр Алимов – Да.
 
Румянцев Леонид – И выпью смузи.
 
Александр Алимов – За вас. Так что, ставьте лайки, подписывайтесь на наш канал. Мы снимаемся в коворкинге ЦЕХ.
ЦЕХ – это лучшее место для стартапов. Всем пока!
 
Румянцев Леонид – Пока!
 
Поделись с друзьями
Отлайкай Яглу

Сервис повышения конверсии за счёт динамического контента

Посмотреть
Все рубрики